RU | EN

Научные работники получат возможность получать денежное вознаграждение за изобретения, которые найдут практическое применение. Об этом «Известиям» рассказал источник в Министерстве экономического развития. В конце августа такое предложение в числе прочих ведомство отправило правительству.

По мнению министерства, нужно внести поправки в Гражданский кодекс, которые должны поспособствовать быстрому и глубокому внедрению изобретений из недр НИИ. Источник в ведомстве отметил, что законодательство нечетко регламентирует вопрос распоряжения научными учреждениями исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности (РИД), чье создание финансируется за счет государства.

Генеральный директор центра интеллектуальной собственности «Сколково» Виталий Кастальский в разговоре с «Известиями» указал, что сейчас исключительные права на запатентованные решения, как правило, по умолчанию принадлежат государству, и значительная их часть фактически лежит мертвым грузом и никак не используется.

— Чаще всего научные учреждения не могут ни выдавать лицензии на изобретения, ни самостоятельно использовать их, — говорит Кастальский.

Если эту ситуацию удастся преодолеть и отдать изобретения на откуп самим учреждениям, польза от этого будет для всех, уверен Кастальский: для государства — в виде налогов, для учреждений — в виде денег на развитие, для ученых — в виде авторских вознаграждений. Для последних они могли бы быть хорошим подспорьем, ведь, как заявил в мае на общем собрании Российской академии наук президент Владимир Путин, средняя зарплата в академии составляет 34 тыс. рублей. В Сибирском отделении РАН научные сотрудники получают в среднем 45,817 тыс. рублей, а в МГТУ имени Баумана — от 17,4 тыс. до 36 тыс. рублей в зависимости от ученой степени.

С другой стороны, подчеркивает Кастальский, кроме законодательного урегулирования принадлежности прав на изобретения необходимо подтолкнуть самих научных работников к созданию действительно полезных изобретений. Самое очевидное — простимулировать их рублем, создав систему, когда выплачивается не только поощрительное вознаграждение, но и вознаграждение за использование, считает представитель «Сколково».

На настоящий момент есть норма, определяющая авторские гонорары, — это постановление Совета министров от 1993 года. Но эксперты сходятся во мнении, что работает она плохо и ее недостаточно. Проблема — в ее довольно расплывчатых формулировках: «Вознаграждение за использование изобретения исчисляется исходя из прибыли (доли прибыли), получаемой патентообладателем от использования изобретения, а при ее отсутствии — из себестоимости (доли себестоимости), приходящейся на данное изобретение. При невозможности выделения затрат и результатов, связанных непосредственно с созданием и использованием изобретения, доля прибыли или себестоимости определяется экспертным путем». Определяются размеры выплат предприятиями самостоятельно и индивидуально в каждом случае, универсальной формулы нет.

Но, даже «не доходя» до этих выплат, есть еще одна проблема. Изобретатели далеко не всегда патентуют свои изобретения на родине, а тем более за рубежом — на это зачастую просто не хватает денег, так как расходы на юридическое сопровождение и патентование не включаются в финансирование госконтрактов, говорит источник «Известий» в Минэкономразвития.

По словам директора Центра защиты интеллектуальной собственности МГТУ им. Н.Э. Баумана Бориса Коробца, сейчас ученый волен сам решать — патентовать созданное им изобретение или нет. И часто он не заинтересован в такой регистрации.

— Часто патент появляется в тех случаях, когда в госконтракте указано, что в результате проведенных работ исполнитель обязан получить определенное количество патентов и передать их госзаказчику, — отмечает Коробец. — В противном случае государственная регистрация результатов интеллектуальной деятельности осуществляется реже — например, чтобы конкуренты не «подсмотрели» разработки.

Собеседник в Минэкономразвития добавил, что этой проблеме тоже нашли решение — чиновники ведомства предлагают включать условие об обязательном обеспечении правовой охраны объектов интеллектуальной собственности уже на этапе госзаказа и, соответственно, выделять на это деньги. От официальных комментариев в Минэкономразвития сегодня отказались.

Как заявил «Известиям» заместитель министра образования и науки Игорь Федюкин, сейчас действительно не регламентирован порядок, кто правомочен в государственном секторе науки определять объем вознаграждений ученым. Но что касается регистрации изобретений, то, по мнению Федюкина, порядок закрепления прав на достижения за государством или исполнителем определен уже сейчас.

— Нет проблемы, что создаваемые сейчас РИДы не могут быть применены, но есть проблема, что они не применяются. Это связано с тем, что у нас не развит институт специалиста по трансферу технологий, — считает Федюкин.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/534971#ixzz2K1ZEA3XX

Яндекс.Метрика